Цитата недели

Блаженнейший митрополит Анастасий

В нынешнем году, 22 мая 2015 г., отмечается 50 лет со дня преставления второго Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей – Блаженнейшего митрополита Анастасия (Грибановского). В связи с этой памятной датой предлагаем нашим читателям статью св. Иоанна (Максимовича), посвященную памяти этого великого иерарха Русской Церкви. Ред.

Почивший наш Первоиерарх Митрополит Анастасий, до монашества Александр Грибановский, с ранних лет выделялся среди своих сверстников как своими способностями, так и благонравием. Знавшие его в его юношеские годы сохранили о нем память как о талантливом и в то же время исключительно чистом юноше, следившем внимательно за собою и не допускавшем себе никаких вольностей в разговорах или поведении. Окончив Духовную семинарию и затем академию под сенью Троицкой Лавры и приняв монашеский постриг, он назначается преподавателем, а через несколько лет и ректором Московской духовной семинарии. 29 июня 1906 года он хиротонисуется во епископа Серпуховского, викария Московского митрополита. Будучи по Духовной академии учеником великого богослова и наставника юношества, впоследствии митрополита, Антония, он теперь становится ближайшим помощником тогдашнего Московского, а впоследствии Киевского, митрополита Владимира, первого священномученика в позднейшее лихолетие. Тогда он уже выдвигается среди других архиереев, и ему, одному из младших епископов, даются ответственные поручения. Так, в 1913 году ему поручается освидетельствование мощей и подготовка прославления св. Патриарха Ермогена. В день прославления 12 мая 1913 года, в котором участвовало около 20 архиереев, возглавленных патриархом Антиохийским Григорием, именно он произносит поучение за богослужением при стечении тысяч богомольцев. В том же году он возглавляет подготовку посещения Царем Первопрестольной Москвы и вместе с великой княгиней Елисаветой Феодоровной проводит его как всенародное церковное торжество с высоким духовным подъемом. Он принимает живое участие в ряде общественных учреждений Москвы, привлекая сердца москвичей. 20 мая 1914 года архиепископ Волынский Антоний перемещается в Харьков, Холмский [епископ] Евлогий — на Волынь, а на место последнего Холмским и Люблинским епископом — Серпуховской Анастасий. Начинается новый период его деятельности, уже епархиального архиерея. Небольшая Холмская епархия являлась как бы границей между православной Русью и католической Польшей. Лишь в 1875 году население вернулось в Православие из униатства. Католики старались по-прежнему влиять на православных, и православному духовенству нужно было много работать, чтобы укрепить Православие в жизни своих пасомых. Епископ Анастасий обратил свое внимание на то, что [клирики], находившиеся близко к епархиальному управлению, имели много отличий, в то всемя как духовенство на более отдаленных приходах, которому зачастую приходилось проводить тяжелую пастырскую работу, оставалось неотмеченным, и распорядился, чтобы строго соблюдался порядок [награждения священнослужителей] согласно времени рукоположения. Но недолго пришлось заниматься внутренними делами епархии, так как через два месяца началась Первая мировая война, во время которой Холмская епархия была полем военных действий. Епископ Анастасий посещал раненых в госпиталях, посещал действующие войска, вливая в них духовные силы, не раз находясь в местах, где его жизнь была под угрозой; деятельность его была отмечена Государем пожалованием ему ордена Александра Невского на Георгиевской ленте. После окончательного оставления Холмской епархии нашими войсками епископ Анастасий переводится в Кишинев. Новая епархия находилась также близко от военных действий. Деятельность епископа Анастасия сначала напоминала деятельность его в Холмской епархии, вскоре, однако, вслед за прискорбными событиями Бессарабия была захвачена румынами. Епископу Анастасию было предложено войти в состав румынского Синода, но он остался верен Русской Церкви. В то время собирался Всероссийский Собор, и епископ Анастасий принял в нем живое участие. При выборе кандидатов в Патриархи он был назван одним из них, и, по первоначальному голосованию, получил 97 голосов. После выбора на кафедру архиепископа Тихона он возглавил комиссию по выработке чина возведения на Кафедру, не совершавшегося более 200 лет, а при образовании Патриаршего Синода он был избран Собором одним из его членов.

Вскоре затем был убит архиепископ Киевский Владимир, и на место его был избран Харьковский митрополит Антоний. Харьковская паства сначала не хотела отпускать своего Архипастыря, но просила его назвать достойного себе преемника. Когда был отслужен прощальный молебен, митрополит Антоний, не задумываясь, назвал епископа Анастасия, и протодиакон провозгласил многолетие пастырю — «нареченному архиепископу Харьковскому и Ахтырскому Анастасию». В свою епархию он вернуться уже не мог, так как, ввиду отказа его подчиняться Румынской церковной власти, ему был запрещен въезд в Бессарабию, и харьковская паства стала готовиться к существовавшим тогда выборам архиерея, желая «сдвинутый с места светильник поставить на харьковский свещник». Однако тому не суждено было сбыться. Гражданская война препятствовала собраться епархальному собранию для выборов архиерея, а с окончанием ее многие архипастыри, в том числе и архиепископ Анастасий, оказались за границей. Высшее Церковное Управление Юга России поручило ему заведовать русскими церквами на Ближнем Востоке. После прибытия означенного Управления в Константинополь и превращения его в Высшее Церковное Управление Заграницей в него вошел и архиепископ Анастасий, находившийся в Константинополе и пребывавший в то время в здании посольства. В Константинополе и прилегающих к нему местах находились тогда множество беженцев, пребывавших там после эвакуации армий генералов Деникина и Врангеля. Архиепископ Анастасий посещал лагеря и другие места расселения беженцев и налаживал церковную жизнь в новых условиях. С переездом Высшего Управления в Сербию в 1921 году он остался в Константинополе и был там представителем образовавшейся Русской Зарубежной Церкви, в то же время поддерживая связь с Патриархом Тихоном через Финляндию, сообщая о церковных событиях. Когда Константинопольский Патриарх Мелетий собрал так называемый Всеправославный конгресс, архиепископ Анастасий решительно восстал против принятия нового стиля, стал на защиту церковных канонов и не соглашался с их нарушениями. В то время Патриарх Тихон, обманутый ложными сообщениями, будто бы вся Православная Церковь приняла новый стиль, приказал ввести новый стиль и в России, который, однако, не был принят народом, включая и часть иерархии. Когда же Патриарх Тихон получил сообщение о действительном положении дела, он немедленно отменил свое распоряжение.

Когда на архиепископа Анастасия началось сильное давление, чтобы он подчинился, он из Константинополя переселился в Иерусалим в Российскую Духовную Миссию и Заграничным Синодом был назнечен ее наблюдающим. Во время возникшей в Иерусалиме смуты, когда епископы восстали против своего Патриарха, он помог Патриарху Иерусалимскому Дамиану справиться со смутой. Патриарх Дамиан с архиепископом Анастасием рукоположили новых епископов, отрешив от должностей взбунтовавшихся, и тем смута была прекращена. В числе новорукоположенных был и ставший впоследствии Патриархом Иерусалимским Тимофей.

Архиепископ Анастасий целиком вошел в жизнь Святой Земли и навсегда духовно связался с нею. Из Иерусалима он не раз ездил в Сербию на Архиерейские Соборы, причем свои мнения высказывал всегда с большой осмотрительностью, взвесивши все точно, не прибегая к крайностям. Он во всем знал меру. Наименование его «Мудрейшим» прочно укрепилось за ним среди русского епископата.

Стоя на твердой канонической почве, он проявлял снисходительность к более слабым; преисполненный миролюбия, он старался сгладить все недоразумения. При его ближайшем участии была снята епитимия с митрополитов Евлогия и Платона с их клирами.

На Соборе 1934 года он был избран преемником и заместителем митрополита Антония и возведен в сан митрополита, несмотря на свое жизненное местопребывание. Продолжая оставаться наблюдателем за Православной Духовной Миссией в Иерусалиме, он стал с тех пор все больше проживать в Белграде, помогая и замещая митрополита Антония, который телесно слабел, а 28 июня 1936 года тихо почил, «подобно древним великим святителям». И Русскую [Зарубежную] Церковь возглавил митрополит Анастасий. Так исполнилось желание митрополита Антония, чтобы преемником его был митрополот Анастасий.

Во время первосвятительства митрополита Анастасия в Зарубежной Церкви были годы больших событий и потрясений. Вспыхнула Вторая мировая война, [охватившая почти] всю Еврому и потрясшая почти все страны и поставившая Русскую Зарубежную Церковь в тяжелые, необычайно сложные для ее Высшего Церковного Управления условия. Сербия, где находился в то время Синод Зарубежной Церкви, была покорена Германией, нужно было много такта и мудрости, чтобы сохранить братские отношения с Сербской Церковью, в то же время сохранив Русскую Церковь свободной от притеснения завоевателей.

Во время бомбежки Белграда митрополит Анастасий показал пример спокойствия и духовного мужества, продолжая неуклонно духовную жизнь и без перебоев поддерживая дух русской паствы.

При приближении советских войск, митрополит Анастасий взял с собой Чудотворную икону Божией Матери и почти в одиночестве прибыл в Среднюю Европу. После окончания войны он немедленно восстановил связь со всем российским зарубежьем и начал деятельность Архиерейского Синода. Со стороны неблагожелателей и врагов России было много клеветы и обвинений против митрополита Анастасия, дабы воспрепятствовать существованию свободной Русской Церкви, но все они рассеялись как дым, и авторитет митрополита Анастасия вырос в мировую величину. В Германии митрополит Анастасий посещал лагеря беженцев, поднимал и укреплял дух беженцев, посетил также некоторые страны Европы, и духовный облик его запечатлелся в душах находившейся там в тяжелых условиях паствы.

Когда значительная часть беженцев переехала в Новый свет, то, по просьбе находившихся в США русских епископов, митрополит Анастасий решил перевести Синод в Америку. Перед самым отъездом совершил он освящение храма-памятника в Брюсселе, и в ноябре 1950 года митрополит Анастасий прибыл в Нью-Йорк. Через три дня после того, как совершил освящение храма в Троицком монастыре в Джорданвиле, он открыл первое заседание Архиерейского Собора в Америке, и тогда же первый раз за рубежом был совершен чин мироварения и освящения нового мира.

После того под председательством митрополита Анастасия Архиерейские Соборы были в 1953, 1956, 1959 и 1962 годах.

Прибытие митрополита Анастасия оживило церковную жизнь в Америке. Стали открываться новые храмы и приходы, где только были новоприбывшие беженцы из Европы и Азии. Посещение митрополитом Анастасием разных городов после прибытия в Америку было настоящим праздником для тех мест. Митрополита встречали не только русские, независимо от того к какой юрисдикции принадлежавшие, но и местные власти. На всех торжественных собраниях были произнесены глубокие по содержанию и сильные по изложению поучения, покоряя и привлекая к себе всех слушателей. Русская Зарубежная Церковь окрепла и расцвела. Остановившись сначала в Магопаке, месте, которое предназначалось быть местопребыванием Синода, по своему обычному желанию быть ближе к своей пастве и общественности, митрополит вскоре сам переехал в Нью Йорк, куда перевел и Высшее Церковное Управление. Сначала для Синода был приобретен небольшой дом, где отрылась синодальная церковь, а затем, с помощью почитателей митрополита Анастасия, Синод приобрел новый дом, в котором зал был переделан в собор, а кроме того, была устроена небольшая домовая церковь для ежедневных служб. В том же здании открылись две школы – субботняя, для учащихся в американских школах, и ежедневная с правами американских учебных заведений.

Митрополит Анастасий посетил все главные пункты рассеяния в Америке и благодаря тому имел живую связь со своей паствой.

На Архиерейских Соборах под председательством митрополита Анастасия было выработано новое положение о Русской Зарубежной Церкви, которое соответствовало изменившимся условиям.

Все Зарубежье в 1956 году торжественно отметило редкий в истории юбилей пятидесятилетия архиерейского служения своего Первоиерарха.

После того еще несколько лет митрополит Анастасий руководил Зарубежной Церковью, обладая всеми ему присущими качествами, но силы его стали заметно слабеть. Однако митрополит Анастасий не поддавался сему и старался сделать для Зарубежной Церкви все, что было ей полезно. Вникая во все дела, в 1962 году он приехал в Сан-Франциско для личного ознакомления с начавшейся там смутой, и в значительной степени благодаря ему и его вмешательству церковные дела тогда приняли другое направление.

В начале Великого поста в 1963 году митрополит заболел и несколько дней пробыл в госпитале, после того его здоровье так расшаталось, что он все время находился в полубольном состоянии и не мог с прежним вниманием и опытом руководить делами, не имея возможности даже всегда присутствовать на заседаниях Синода.

В январе 1964 года он решил уйти на покой и предложил Собору Архиереев избрать себе преемника. Собравшись в Неделю жен-мироносиц, члены Собора избрали митрополита Анастасия почетным Председателем Архиерейского Собора и Синода с предложением ему титула Блаженнейшего и правом ношения двух панагий. После сего митрополит Анастасий, совсем уединившись, продолжал, однако, интересоваться делами.

Не имея возможности посещать ежедневно службы, он в течение нескольких лет слушал их посредством специально проведенного к нему аппарата и несколько раз в неделю причащался Святых Тайн. Слух и зрение его сильно ослабли, так что он слышал только громкие и отчетливые слова и почти не мог сам читать и даже писть. Полностью уйдя в свою внутреннюю жизнь, иногда он чувствовал себя лучше и приглашал к себе близких.

В начале прошлого года у него было желание приехать в любимый им Бурлингейм, и Братство [во имя] всех святых, в земле Российской просиявших и паства Сан-Франциско с любовью готовились принять его у себя, но состояние здоровья его не позволило то выполнить.

По возвращении митрополита Филарета в середине февраля митрополит Анастасий в последний раз пригласил к себе всех заседавших в Синоде архиеерев и сидел, беседуя с ними. На Пасху митрополит служил, а в день Преполовения он снова заболел, его соборовали, и против ожидания докторов он стал поправляться, но в день святителя Николая Чудотворца перед всенощной, за которой пелись пасхальные песнопения, предал душу Господу Богу, прослужив в архиерейском сане почти 59 лет. Такого долгого служения не было за всю 1000-летнюю историю Русской Церкви.

Воскресший Христос принял в Свое Царствие Своего служителя, носившего имя Воскресения*.

Архиепископ ИОАНН (Максимович)

Святитель Иоанн, Шанхайский и Сан-Францисский. Изд. Сретенского монастыря. г. Москва, 2008. С. 491-498.

* Имя Анастасий в переводе с греческого означает «воскресение». — Примеч. ред.

Scroll To Top