Цитата недели

Пастырь как руководитель православных супругов

Сорок лет тому назад, Америка считала себя, в основном, христианской страной, и рядовая американская семья являлась оплотом христианской морали. Американские церкви, школы, государство, радио и телевидение поддерживали идею семьи, как ячейку здорового общества.

Но за последние сорок лет мы наблюдаем совсем иное: почти полный распад семьи, вследствие роста разврата и постепенного, но очень планомерного отхода общественных организаций, прессы, школы и даже господствующей протестантской церкви от принципов христианской морали. Упразднили молитву в школе, запрещают петь рождественские колядки, или выставлять на городской площади христианские изображения, бесконтрольно распространяется порнография, по телевизору показывают открытый разврат, по радио играют безнравственные и кощунственные песни, гомосексуализм официально признается нормальным, увеличилось число абортов и разводов, а детям уже официально в школах раздают средства для распространения разврата.

На фоне этого беззакония, православные христиане продолжают венчаться, воспитывать детей и заботиться о духовной жизни семьи.

У православного пастыря одной из главнейших задач должна быть помощь и поддержка православной семьи в борьбе с развратным окружением. Ожидать поддержки от школы или государства нет смысла. Хотя и есть немало американцев, озабоченных распадом нравственности, но их голос заглушен и они уже стали до некоторой степени посмешищем для антиморально настроенных руководителей общественного мнения.

Следовательно, приходится православным семьям самим вести борьбу против извращенного общественного мнения, но в этой борьбе может и должен помочь им священник.

Одно из самых печальных явлений наблюдаемых в современной жизни – нарастающее число разводов, даже среди православных. Нужно помнить, что живем мы в стране, где две-трети браков заканчиваются разводом. У наших детей, в школе, редко встречаются американские друзья у которых родители постоянно живут вместе — чаще всего встречаются дети, у которых родители уже во втором или третьем браке, или у которых только один родитель
живет дома.

К сожалению, каждому священнику известны случаи на приходе, когда брак расстраивается и кончается разводом. От этого страдают, в первую очередь, конечно, дети. У молодой души, которая нуждается в ласке и руководстве обоих родителей вдруг образуется пустота, невосполнимая оставшимся супругом. Хуже, у разводящихся часто проявляются сильные чувства недоброжелательства, если не сказать ненависти, друг ко другу. Даже самая молодая душа чувствует это, и оказывается разорванной между двумя родителями.

Конечно, Церковь Христова всегда решительно боролась за сохранение семьи и против разводов. И Священное Писание, и святые Отцы высказываются против расстройства браков.

Святой Иоанн Златоуст пишет: «Разводиться – дело противное как природе, так и божественному закону. Природе — поскольку рассекается одна плоть, закону — поскольку вы покушаетесь разделить то, что Бог соединил и не велел разделять» (Творения, т. 7, стр. 635). Как известно, Святая Церковь, проявляя крайнее снисхождение немощи человеческой, в исключительных случаях допускает расторжение браков, Церковью освященных, и даже позволяет венчать во второй церковный брак, хотя, как пишет св. Иоанн Златоуст: «Как девство лучше брака, так первый брак лучше второго» (т. 1, стр. 389). Но это совсем не значит, что Церковь как-то ослабевает заботу о сохранности брачного союза. Даже когда самый прямой повод к разводу существует -–прелюбодеяние – Церковь не советует супругам разводиться. Епископ Феофан Затворник по поводу слов Спасителя «И будут два одною плотию» (Мф. 19, 6) пишет: «Этими словам Господь утверждает неразрывность христианского брака. Указав только один законный повод к разводу – неверность супругов. Но как быть, если откроется что-либо подобное? Потерпи. У нас есть всеобщая заповедь – друг друга тяготы носить; тем охотнее должны исполнять ее такие близкие лица, как супруги. Нежелание потерпеть раздувает неприятности, и пустяки нагромождаются в разделяющую стену. Зачем ум-то дан? Сглаживать жизненный путь. Благоразумие рассеет встретившиеся противоречия. Не рассеиваются они от недостатка житейского благоразумия, а больше от нежелания хорошенько обдумать положение и еще больше — от отсутствия другой цели в жизни, кроме удовольствий. Прекращаются наслаждения – прекращается и довольство друг другом; дальше – больше, вот и развод».

В этих словах епископа Феофана очень ясно указана причина расстройства большинства браков – нежелание терпеть, нежелание разумно отделить пустяки от существенных явлений, и постепенное нагромождение пустяков в разделяющую стену.

Всероссийский Собор 1917-1918 гг. внес в церковное законодательство расширение в списке поводов к расторжению браков, включая например, безвестное отсутствие, злонамеренное оставление, неспособность к брачному союзу (только в течение первого года брачной жизни) и несколько других. Но это расширение только узаконило те случаи, при которых брак фактически уже упразднил себя.

Совсем иное мы видим в современной жизни. Чаще всего люди желают разводиться по причине «несходства характеров» – повода, которого в церковном законодательстве вовсе нет, и не может быть. Во многих штатах, например в Калифорнии, можно получить гражданский развод без указания каких-либо причин. Под влиянием такого либерального подхода к расторжению брака и находятся многие наши прихожане.

В противовес всему этому стоит учение Церкви и влияние православного пастыря на порученное ему стадо.

Какие способы воздействия на свою паству имеет православный пастырь в современных условиях?

Во-первых, он влияет на паству через преподавание Закона Божия в приходской школе. Очень важно было бы включить в программу Закона Божия для детей старшего возраста отдел посвященный христианской семье и морали.

Во-вторых, пастырю следует устроить кружок молодежи, где проводились бы беседы на тему, например, «Как жить по-православному в неправославном окружении». На этих беседах следует особенное внимание посвящать вопросам нравственности, устройства христианской семьи, и т.д.

Третье, что может делать пастырь, это издавать приходской листок, и включать статьи о христианской нравственности в каждый номер. Приходской листок тем более ценен, что доходит до прихожан редко посещающих церковь.

Четвертое – пастырь влияет на прихожан через церковную проповедь. Живое слово пастыря особенно глубоко входит в сердца прихожан, и может оказать очень сильное влияние.

Часто, эти четыре способа влияния на паству — уроки Закона Божия, кружки молодежи, приходской листок и проповедь – недостаточно употребляются для обсуждения вопросов устройства и сохранения христианской семьи. Если в них находится только объяснение богослужения, описание праздников, или даже только толкование Священного Писания – это еще недостаточно. Необходимо выйти на борьбу с порочным влиянием окружения и прямо и открыто обсуждать вопросы нравственности.

Последний способ влияния на паству – частные беседы с прихожанами. Здесь пастырь может иметь очень сильное влияние, т.к. все внимание он обращает на определенное лицо или пару.

Когда можно устраивать такие частные беседы? Ответ должен быть – в любое подходящее время. Каждый раз священник имеет возможность войти в непосредственный контакт с отдельным лицом или с семьей, он должен воспользоваться случаем и сделать подобающее наставление.

По вопросам касающимся христианской семьи необходимо иметь особые беседы в следующих случаях:

1. Когда молодые высказывают свое желание венчаться, необходимо назначить предбрачные беседы с обручающимися. Мне кажется, что одной только беседы недостаточно – лучше провести две или три. Если беседа состоится лишь из заполнения брачного обыска – то это никакой пользы не принесет. При первой беседе пастырь должен знакомиться с молодыми и узнавать как они встретились, по какой причине вступают в брак и т.д. Священнику при первой же беседе следует внушать молодым, что необходимо думать не только о любви, которую они питают друг ко другу – а о более серьезном вопросе – устройства христианской семьи. Вторую и третью беседу следует употребить для расширения этой темы.

Священник должен объяснить молодым разницу между романтической и христианской любовью; почему Церковь смотрит на семью как на «домашнюю церковь»; каковы христианские обязанности супругов друг к другу; что такое христианское воспитание детей, как супруги должны разрешать конфликты, появляющиеся между ними и т.д.

Здесь было бы уместно предложить будущим супругам несколько кратких выдержек из творений святых Отцов о христианском браке:

Святой Иоанн Златоуст пишет:

«Истинное богатство и великое счастье, когда муж и жена живут в согласии и соединены друг с другом как одна плоть… Такие супруги, хотя бы и жили бедно и были незнатны, могут быть всех счастливее, потому что они наслаждаются истинным счастьем и всегда живут в спокойствии» (т. 4, стр. 418), и далее: «Живущих в таком супружеском союзе ничто не может опечалить, нарушить их мирного счастья. Если есть между мужем и женой единодушие, мир и союз любви, к ним стекаются все блага. И злые наветы не опасны супругам, огражденным, как великой стеной, единодушием в Боге… Это умножает их богатство и всякое обилие; это возовдит их на высшую ступень доброй славы; это привлекает на них и великое Божие благоволение» (т. 4, стр. 422).

«Сколько благ происходит из того, что нет раздоров у жены с мужем, и сколько зол бывает… когда они ссорятся. Ни богатство, ни хорошие дети, не множество детей, ни власть и могущество, ни слава и честь, ни изобилие и роскошь – никакое благоденствие не может радовать мужа и жену, если они в раздоре друг с другом» (т. 3, стр. 382).

«Будем выше всего ценить единодушие в семье и все будем делать так и направлять к тому, чтобы в супружестве постоянно сохранялись мир и тишина… Тогда и дети будут подражать добродетели родителей, и во всем доме будет благополучие» (т. 4, стр. 423).

«Где муж, жена и дети соединены узами добродетели, согласия и любви, там среди них Христос» (т. 4, стр. 770).

«Муж должен думать о том, чтобы делами и словами насаждать в доме благочестие; и жена пусть наблюдает за домом, но кроме этого занятия она должна иметь другую, более настоятельную заботу о том, чтобы вся семья трудилась для Царства Небесного» (т. 7, стр. 482).

Святитель Григорий Богослов пишет:
«Связанные узами супружества, заменяем мы друг для друга и руки, и ноги, и слух. Супружество и слабого делает вдвое сильнее. Общие заботы супругов облегчают для них скорби и общие радости восхищают обоих. Для единодушных супругов и богатство делается приятнее, а в бедности самое единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожеланий, печатью необходимой привязанности» (ч. 5, стр. 59).

Можно было бы перепечатать эти выдержки из творений святых Отцов и раздавать желающим вступить в брак. Предбрачную беседу можно проводить именно разбирая эти и подобные цитаты. Их можно печатать по одной в каждом номере приходского листка, или употреблять как тему для проповеди. Важно только направлять умы и сердца прихожан, а особенно желающих вступить в брак, на созерцание идеи истинного христианского брака.

2. Проповедь, сопровождающая само бракосочетание, является еще одной возможностью направление мыслей не только молодых, но и всех присутствующих. Необходимо осторожно продумывать эту важную проповедь, с которой начинается путь брачной жизни.

3. Но есть и еще одна возможность, редко используемая устроение беседы с молодыми через три-четыре месяца после свадьбы. Тут уже можно на основании свежего опыта молодых вести беседу о христианском браке.

4. Рождение детей, или приближающееся рождение детей является очень удобным поводом для частной беседы с молодыми о христианской семье и о воспитании детей. По этому вопросу очень много прекрасных изречений святых Отцов, особенно у св. Иоанна Златоуста и у св. Тихона Задонского. Вот некоторые из них:

Св. Иоанн Златоуст пишет:
«Дети – не случайное приобретение, мы отвечаем за их спасение» (т. 12, стр. 1112).
«Хотя бы вся наша жизнь была благополучна, мы подвергнемся строгому взысканию, если не радеем о спасении детей» (т. 1, стр. 83).
«Нерадение о детях – больший из всех грехов, он приводит к крайнему нечестию» (т. 1, стр. 82).
«Это и расстраивает всю вселенную, что мы не радеем о собственных детях; заботимся об их имуществе, а душою их пренебрегаем, что является крайним безумием» (т. 3, стр. 336).
«Нам нет извинения, если дети у нас развращены» (т. 1, стр. 87)
«Не одно рождение делает отцом, но хорошее образование; не ношение во чреве делает матерью, но доброе воспитание» (т. 12, стр. 721).
«Если ты прекрасно воспитал своего сына, то он — своего, а тот — своего, и как бы полоса лучших жизней пойдет вперед, получив начало и корень от тебя и принося тебе плоды попечения о потомках» (т. 3, стр. 340).
И еще: «Если рождаемые тобою дети получат надлежащее воспитание и твоими заботами наставлены будут в добродетели, это будет началом и основанием твоему спасению, и, кроме награды за собственные добрые дела, ты получишь награду и за их воспитание» (т. 4, стр. 783).

Преподобный Симеон Новый Богослов пишет:
«Если родители не оказывают должного попечения о детях, не учат их разуму, не внушают им добрых правил, то души детей будут взысканы от рук их» (т. 1, стр. 93).

Святитель Тихон Задонский пишет:
«Родителям нужно молиться Богу о своих детях, чтобы Сам Он научил страху Своему и умудрил во спасение. Примеры добрых дел нужно являть им в самих себе. Юные, да и люди всякого возраста, лучше наставляются доброй жизнью, чем словом. Ибо дети особенно подражают жизни родителей; что замечают в них, то и сами делают, доброе будет или дурное, что видят. Поэтому родителям нужно самим беречься от соблазнов, и пример добродетельной жизни подавать своим детям, если хотят их наставить в добродетели. Иначе ни в чем не преуспеют. Ибо дети больше смотрят на жизнь родителей и отражают ее в своих юных душах, чем слушают их слова. Слово всякого наставника, соединенное с жизнью, – достойное и сильное наставление, тем более наставление родителей» (Творения, стр. 377-378).

Опять эти изречения следовало бы собрать, напечатать и раздавать на беседах с молодыми родителями. К ним следовало бы прибегать и в беседе с думающими о разводе.

Из всего этого мы видим, что у православного пастыря много возможностей влиять на паству и разъяснять им сущность христианской морали и брачной жизни.

Все эти беседы и средства направлены к тому, чтобы помочь прихожанам сосредотачиваться на развитии и сохранении христианского брака. Гораздо лучше предупреждать затруднения и избегать их, чем справляться с ними когда они уже появились и внедрились, но не всегда это оказывается возможным. Как проводить беседу с прихожанами, у которых брак расстраивается?

Причин расстройства брака очень много, но все они истекают из неправильного понимания сущности христианского брака. В корне всегда самолюбие – нежелание «носить тяготы друг друга». Когда слышишь жалобы, «жена меня не понимает» или «муж со мной не хочет разговаривать», – это все поводы, симптомы; за ними всегда кроются иные причины. Если приходят к священнику, прося его помощи в деле умиротворения супругов, ему нужно раскрыть истинные причины разлада.

Конечно, редко когда к священнику обращаются при первом проявлении серьезного разногласия. Обыкновенно, его призывают когда разлад очень серьезный, и дело уже клонится к разводу. Почти всегда только один из супругов входит в контакт со священником. Очень важно выслушать все, что говорит сторона, которая обратилась к священнику, но не высказывать по этому поводу своего мнения, не выслушав другую сторону.

Нужно помнить, что при каждом разладе всегда две стороны и почти всегда, в конечном итоге, обе стороны до некоторой степени виноваты. Из-за этого священник никогда не должен преждевременно предлагать советы. Если священник покажет, что он как бы на той или другой стороне, он уже теряет возможность влиять на обоих супругов.

Следовательно, выслушав жалобу одной стороны, нужно назначить встречу с обеими сторонами. Лучше это сделать на «нейтральной» территории, а не в доме самих прихожан.

Когда состоится встреча, священник должен открыть беседу молитвой и тогда выслушать обе стороны. Так как часто бывает, что каждая сторона не верит, что другая сторона слушает, что она говорит, хороший прием – просить каждую сторону суммировать сказанное другой стороной. Священник должен успокаивать обе стороны и стремиться соблюдать вежливость и порядок.

Выслушав обе стороны, священник должен дать надлежащее наставление, всегда ориентируясь на духовную сторону вещей. Но вместе с духовным направлением, священник должен, на основании собственного опыта, дать полезные практические советы брачной паре, призывая их к взаимному пониманию.

Далеко не всегда та сторона, которая призвала священника является правой – часто существуют скрытые обиды, которые необходимо обнаруживать и истреблять. Вообще, скрытая обида вынесенная на свет Божьего дня, часто сказывается совершенно незначительной и мелочной, и сама испаряется.

Самые часто встречающиеся причины разлада: 1) скрытость или замкнутость одной стороны, выражающаяся в нежелании разговаривать, 2) вопросы финансовые, и 3) вопросы связанные с воспитанием детей. Все эти вопросы разрешимы, если супруги научатся откровенно, без раздражения, разговаривать друг с другом.

Если дело уже пошло гораздо дальше и на границе развода, почти всегда бывает замешено третье лицо, чаще всего другая женщина. Почти шаблонен сюжет: муж говорит «жена меня не понимает» и находит женщину готовую выслушать и смягчить его проблемы. Нередко она вымогает у этого супруга обещание оставить свою жену и жениться на ней и этот супруг считает, что он разрывается между двумя женщинами. С одной стороны, его угрызает совесть за его падение – с другой стороны, он себя обязал обещанием. Но в таком случае хорошо напомнить ему об обещании Ирода, как о нем говорится в стихире праздника Усекновения Главы св. Иоанна Предтечи: «аще и клялся еси, но не о добре клялся». Обещания недобрые не имеют значения, и этому мужу следует объяснить, что единственное обещание которое ему нужно исполнить это обещание данное во время брака.

Как мы слышали в словах святителя Феофана Затворника, прелюбодеяние, хотя и серьезный грех, не должно считать обязательным поводом к расторжению брака. При искреннем раскаянии, любви и добрых намерениях обоих супругов и это испытание можно превзойти.

Во время беседы и после беседы часто бывает, что одна сторона воспринимает сказанное, а другая сторона сопротивляется. Нужно приложить все усилия к тому, чтобы повлиять на сопротивляющуюся сторону.

Важно стремиться к улучшению общения между ссорящимися супругами. Больше всего дело доходит до крайнего предела из-за нежелания супругов откровенно и без эмоций разговаривать друг с другом. Если священнику удастся наладить спокойное обсуждение вопросов – это уже большое достижение.

Так как разлады долго зарождаются и развиваются в течение месяцев или годов, трудно ожидать немедленного разрешения всех вопросов. Но цель беседы – в спокойной обстановке, в присутствии беспристрастного свидетеля, направить пару на путь постепенного разрешения вопросов, их волнующих.

Здесь не требуется для священника докторская степень по психологии. Если он обладает самым главным – даром сострадательной любви, по слову митрополита Антония (Храповицкого), тогда эта любовь проникнет через броню, в которую в целях защиты от обид, облекаются ссорящиеся супруги, и тронет их сердца.

И это не вследствие каких-либо внутренних качеств самого пастыря, а благодаря силе Святого Духа действующего через него, и указывающего сердцу пастыря, что и как нужно говорить по слову Спасителя.

Во время беседы, священник особенно должен стремиться к тому, чтобы супруги просили бы прощения и искренне простили бы друг друга.

Очень важно предложить брачной паре тут-же отслужить молебен — или Божией Матери, или свв. равноапостольным Константину и Елене, или св. великомученику Прокопию (эти святые призываются в чине бракосочетания). Есть и еще молебен редко употребляемый, но очень уместный, если брачущиеся уже далеко отошли от мирных отношений: «Молебен об умножении любви и искоренения ненависти».

Молитва смягчает сердца – и именно после молебна нужно предложить ссорящимся просить друг у друга прощения.

Если один из супругов откажется придти на беседу, священник все равно должен отслужить молебен в присутствии и одного из супругов. Вообще, как только священник узнает, что у какой-либо семьи расстройство – он должен усилить и свои о них молитвы: поминать на проскомидии, на молебнах, и в частной домашней молитве.

Да, сейчас разгорается борьба за души человеческие — и на христианскую семью и христианскую мораль обрушиваются со всех сторон. Сохранение православной семьи в этих условиях становится еще более насущной задачей. С помощью Божией, православный пастырь сможет, как опытный кормчий, провести семейную ладью через бушующее житейское море к тихому пристанищу — Царство Небесное.

Протоиерей Александр ЛЕБЕДЕВ
Доклад на пастырском совещании духовенства Западно-Американской епархии
Русский пастырь №15/1993 г.

Прилагаем ниже краткую запись обмена мыслей участников совещания который последовал после доклада о. Александра:

Вопрос: Как сохранить бесстрастие при беседах с супругами, один/одна из которых является родственником/цей беседующего священника?

Ответ: Если у священника родственные или даже очень дружеские связи с одним из ссорящихся лиц, то желательно этим супругам обратиться к другому священнику, чтобы не было подозрения в предвзятости к той или иной стороне. Если, однако, нет другого священника в городе, тогда нужно поступать очень благоразумно, делая особое усилие не показывать пристрастие к какой-либо стороне. Вообще, при первой беседе, следует гораздо больше слушать, чем говорить.

Предложение: Мне кажется, что было бы очень полезно приступающим к браку, до своего венчания, основательно познакомиться с молитвами содержащимися в этом Таинстве. Священник мог бы этому посвятить одну из предбрачных бесед. Очень часто, во время самого венчания, у брачущихся столько мыслей, переживаний и забот, что мимо них проходят чудные слова брачного чина.

Вопрос: В современном «эманципационном» западном обществе женщины очень стремятся к равноправию. Они, большей частью, не столько занимаются семьей, сколько своими карьерами, иногда занимая очень высокие места на службе. Этим женщинам очень трудно переломать себя и смириться с тем, что жена должна повиноваться и даже, по слову апостола Павла, «бояться» своего мужа. Как священнику подойти к этой проблеме?

Ответ: Мы живем в веке, когда феминизм очень ярко себя проявляет. Наше бракосочетание многим кажется «анти-феминистичеки» настроенным. Необходимо пояснить, что слова бракосочетания никак не унижают достоинство женщины. Истинно духовно настроенная женщина никогда не видит в этих словах унижения. Святой Иоанн Златоуст очень простыми словами говорит мужу, если ты хочешь, чтобы жена любила тебя как Христос любит Церковь, тогда ты заботься о ней как Христос заботится о Церкви. Важно подчеркнуть обязанность мужа по отношению к семье. Тогда повиновение и главенство отпадет на второй план. Святые Отцы на эту тему не очень нажимают, а, наоборот, больше говорят о взаимных обязанностях супругов в связи с воспитанием детей. Эти обязанности разделяются и мужем и женой. Жена не исключается от участия во всех вопросах касающихся христианской жизни. Самое главное в семье — созидать союз любви, а не спорить о первенстве. Апостолы тоже спорили о том, кто будет первый в Царстве Небесном, но эти споры отпали после того, как их просветил Святой Дух.

Вопрос: Почему, если муж и жена должны все делать вместе, все-таки муж считается главой семьи?

Ответ: Сейчас вообще потеряно понятие о страхе. Страх Божий, или страх жены по отношению к мужу не обозначают боязливое отношение к Богу и мужу, а, согласно святым Отцам, боязнь обидеть или огорчить Бога или мужа. Касательно вашего вопроса, можно на него ответить следующим образом: В Церкви, среди епископата, существует понятие «первого среди равных». Все архиереи равны, но один из архипастырей, ради чина и порядка, считается первым. И в семье, муж и жена равны, однако муж первый среди равных, причем не по собственному произволению, а согласно повелениям Св. Писания.

Мнение: На Западе многими столетиями развивалась совершенная идеализация личности и от этого утерялось понятие о двуединстве в семье. Вместо того, чтобы считать себя частью этого двуединства, супруги считают себя в нем индивидуумами. И тогда начинаются споры — у кого какие права, какие обязанности. Наше общество сугубо эгоистично и нет понятия общины, понятия государства. Есть только понятие собрания личностей, собрание индивидуумов, которые все равны. Такой менталитет переносится на нашу приходскую жизнь и на семейную жизнь. При браке супруги забывают, что они перестают быть индивидуумами, а становятся двуедиными. На это следует обратить внимание. Можно еще добавить, что среди верующих, большей частью, отсутствует понятие о Церкви, понятие о Церкви как обществе верующих во Христа, где мы все действуем вместе, где мы единомысленны.

Вопрос: Священнику очень трудно на исповеди затрагивать интимную сторону жизни супругов или, к сожалению, теперь и немалой части молодежи. Очень редко, чтобы кающиеся супруги каялись в том, что они не воздерживаются от супружеских сношений во время поста или что они пользуются противозачаточными средствами. В современном браке угождение плоти — одна из главных потребностей. Наше общество внушает людям, что без идеальной интимной жизни, брак не полноценен. Как к этому вопросу подходить на исповеди?

Ответ: В больших приходах, когда в храме больше «прохожан», чем прихожан, к этим вопросам очень трудно подходить. Можно даже многих оттолкнуть задавая интимные вопросы при редких исповедях.

Мне думается, что вопрос воздержания супругов может быть затронут при общей, живой проповеди о посте. И в приходском листке можно затронуть эту тему. С временем прихожане начнут понимать суть этой стороны супружеской жизни. Однако, интимные и очень личные вопросы священник может задавать только когда он близко работает с душой, когда он действительно духовный руководитель души христианской, — тогда нет никаких преград к любым вопросам. Это невозможно при пяти или десяти-минутной исповеди, когда стоит целая вереница исповедников.

Ответ: Когда священник чувствует необходимость задать интимный вопрос, чтобы не смутить кающегося он может его предупредить, что в лице Церкви брак свят, но поскольку человек состоит из души и тела, совершенно естественно, что как в отношении души, так и в отношении тела, в определенные времена Церковь хочет дать простор духовный. Пища же не грешная, но во время поста мы от некоторой пищи воздерживаемся. Так и в отношении супружеской жизни. Для всего свое время.

Мнение: В наше время невозможно задавать кающемуся вопросы помещенные в Требнике, но есть другое очень полезное пособие – это вопросы кающимся в Настольной книге С. В. Булгакова. Вопросы помещенные там очень помогают наставить священника как и какими вопросами обращаться к исповеднику.

Мнение: Иногда нет надобности и возможности абсолютно все грехи перечислить. Полезно помнить слова святителя Феофана Вышенского: «дело покаяния – один вздох». Если вспомнить и искренно покаяться в самом главном, то остальное так легко идет.

Ответ: В затронутом вопросе об интимной жизни наблюдаются две крайности: или совершенное незнание, что это грех, или же наоборот, знание есть, но у кающегося полное смущение об этом говорить в присутствии священника. В современной среде –  крайняя половая распущенность и многие не знают, что это не богоугодно. Бывает и так, что родители, боясь этой распущенности, учат своих детей, особенно девочек, что физическая сторона жизни – зло. И бывает трагедия, когда девушка выходит замуж. Она и на исповеди не будет об этом говорить от стыда. Пастырям необходимо предотвращать такие проблемы или, по крайней мере сделать так, чтобы когда эти проблемы появляются, не было сложно обратиться к священнику со своими вопросами. У верующего должен быть открыт путь ко священнику.

Предложение: Еще очень полезно при первой же встрече с желающими вступить в брак предупредить их, чтобы и невеста, и дружки, и гости были прилично одеты в храме. Вспоминается случай, когда один опытный священник открыл царские врата, чтобы выйти на середину храма для бракосочетания, но заметив чрезмерно короткое платье невесты вернулся в алтарь, закрыл царские врата и отказался ее венчать, пока она не прикроется. В конечном итоге венчалась она в пальто.

Также следует при разговоре о похоронах предупреждать родственников покойников, что если отпевание выпадет в среду или пятницу или постное время года, и если будет поминальная трапеза, то необходимо, чтобы она была постной. Таким образом священник и паству воспитывает и себя ограждает от соблазна.

Вопрос: Возвращаясь к вопросу об интимных вопросах, мне кажется, что лучше их не задавать. Опыт показывает, что люди этими вопросами весьма смущаются и часто больше в храм не приходят. За одной исповедью не добиться желаемого результата.

Ответ: Пастырская интуиция часто подсказывает священнику, есть ли основание задать вопрос об интимной жизни, особенно молодежи. Сейчас очень многая молодежь увлечена грехом блуда и мы, пастыри, обязаны их об этом спрашивать и попытаться их направить на путь целомудрия и чистоты. Иначе мы будем перед Богом отвечать за грех юноши или девушки, как за свой грех. Допускать ли блудника/ицу к Святым Тайнам  это другой вопрос. Необходимо, однако, убедиться, что кающийся сознает, что блуд совершенный им греховен и надо ради души от него отказаться. Если же кающийся отказывается осознать, что соделанное им греховно («я не чувствую, что это грех»; «я это делаю из-за любви»…), то это фактически бунт против Бога, хула на Святого Духа! И в этом случае священник никак не может допустить такого человека к причастию. Все это, конечно, необходимо с любовью и состраданием объяснить пришедшему на исповедь.

 

Scroll To Top