Цитата недели

Что говорит Евангелие о нашем участии в Божественной литургии?

Литургия  – это то богослужение, которое мы, как правило, чаще всего посещаем и в котором больше всего участвуем. В сегодняшний святой день, Великий четверток, мы с вами отмечаем величайшее событие – установление на Тайной вечере Господом нашим Иисусом Христом таинства Причащения. Здесь впервые Господь преподал Своим ученикам Свои Тело и Кровь, здесь впервые была совершена Божественная литургия.

Наша  сегодняшняя литургия есть продолжение той первой Тайной вечери, и поэтому  нам будет назидательно и духовно полезно обратить внимание на особенности той Трапезы (ужина) двухтысячелетней давности, так как в ней ключ не только к пониманию Божественной литургии, но и модель для нашей современной службы. Итак, что же нам говорит святое Евангелие о литургии?

И послал Иисус Петра  и Иоанна, сказав, пойдите, приготовьте  нам есть пасху (Лк. 22, 8).

Господь позаботился, чтобы все было подготовлено заранее, до самой Тайной вечери, чтобы «всякое ныне было отложено попечение» и на самой трапезе мысли были не о приготовлении стола, а только о главном – о предстоящем вкушении Его учениками Тела и Крови Самого Спасителя Бога. Апостолам было как бы вменено отложить все свои личные дела, даже семейные, ради того, чтобы присутствовать на этой трапезе своего Учителя.

Можно сказать, что было два этапа Тайной вечери: подготовка и сама трапеза. В «переводе» на наш язык, это означает: вечернее богослужение (подготовка) и сама литургия (Тайная вечеря). Без подготовки не было бы и Тайной вечери.

И скажите хозяину  дома: Учитель говорит  тебе: где комната, в которой бы Мне  есть пасху с учениками  Моими? И он покажет  вам горницу большую  устланную, там приготовьте (Лк. 22, 12).

Помещение для Тайной вечери было особым, апостолы собрались не в какой-то случайной  комнате, а в лучшем помещении, что могли позволить Христос и Его ученики, в устланной горнице.

Когда Господь воплотился, у Него не было места на земле, где бы Он мог приклонить Свою главу. События Его рождества проходили в самых скромных условиях: первый этап Своей земной жизни Он провел в яслях, предназначенных для скота. А Тайная Вечеря, первая Божественная литургия, происходила в совершенно других, гораздо лучших условиях. Даже одежда Спасителя на этой Вечере была особенной. Евангелист Иоанн упоминает о том, что после распятия Иисуса Хрита, солдаты хотели разделить Его одежду на четыре, но решили бросить жребий, поскольку было жалко ее разрезать: «Хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху» (Ин. 19, 23).

Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью (Мк. 14, 17).

В назначенный час все собрались  в Сионской горнице. Господь Иисус Христос вошел в комнату для  трапезы со Своими учениками – апостолами. К  началу вечери все апостолы были в сборе, а еда стояла на столе. Сначала Спаситель помыл ноги апостолам. У евреев омовение ног гостям было обязанностью слуг. Помыв ноги ученикам, Господь показал, что Он пришел в этот мир ради жертвенного служения ближнему, что не земное величие и слава, но любовь, смирение и чистота духа отличают истинных учеников Христовых. А если бы кто-то из апостолов опоздал на Тайную Вечерю, то остался бы не только без важного назидания, но и с грязными ногами!

И когда настал час, Он возлег и двенадцать Апостолов с Ним (Лк. 22, 14).

Во  время вечери  по Сионской горнице  никто не расхаживал, никто не приходил и не уходил, а также не забегал  на минутку, чтобы «поставить свечку». Все было, по слову апостола Павла, «благообразно и по чину» (I Кор. 14, 40).

Следует отметить, что на Тайной вечере Господь Иисус Христос знал всех лично, и все знали Его и друг друга. Такая сплоченность и духовная близость людей не прекращалась все первые века христианства, особенно это чувствовалось на евхаристических собраниях, то есть на литургиях. «Они [христиане] постоянно пребывали… в общении и преломлении хлеба и в молитвах… Все же верующие были вместе и имели все общее» (Деян. 2: 42, 44). На Тайной вечере действительно было общение, была первая христианская община, первый приход.

И сказал им [ученикам]: очень желал Я  есть с вами сию  пасху (Лк. 22, 15).

Не  только Его ученики хотели быть с  Ним, но Он Сам очень желал быть с Ними и хотел проявить им Свою любовь – такую любовь Бога к человеку, которую до этого времени мир не знал.

И взяв хлеб, благословил, преломил, дал им [апостолам] и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое… И взяв чашу…  сказал им: сие есть Кровь Моя нового завета (Мк. 14, 22-24).

В Западной, Римо-Католической церкви Тайная вечеря называется «последней», поскольку эта трапеза Господа со всеми апостолами и с причастием была, по крайней мере, внешне, последней в земной жизни нашего Спасителя. В традиции же Восточной Церкви, православной, эту вечерю принято называть «тайной» (по-русски – таинственной), поскольку эта трапеза никогда не прекращалась и продолжается по сей день. Каждая Божественная литургия является продолжением той самой Тайной вечери, «годовщину» которой мы сегодня празднуем; той самой, на которой Сам Господь взял хлеб и чашу, благословил их и Сам подал Своим последователям. За каждой совершаемой с тех пор литургией, тот Самый Господь Иисус Христос преподает те же Свои Тело и Кровь Своим же ученикам, т.е. нам с вами, братья и сестры. Таким образом, участвуя в литургии, мы участвуем и в той самой Тайной вечери, на которой наш Спаситель установил святое Причастие! Мы окружаем Его у Его трапезы (престола Божия) и получаем от Него, руками земных Его служителей, Его Тело и Кровь. Это величайшая тайна и милость.

Священномученик Сергий Мечев так пишет о значении богослужения: «Святая Церковь говорит нам о том, что наше богослужение, наше празднование не есть только воспоминание, но самое действительное, подлинное, возможное только через богослужение участие в этих [церковных] событиях».

Иисус возмутился духом, и засвитедельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня (Ин. 13, 21).

На  Тайной вечере никто из собравшихся не был лишен святых Тела и Крови Господних и никто от них не отказался  – все приняли из рук Спасителя Его Тело и из чаши – Его Кровь. Уже после того, как Господь преподал всем Своим ученикам причастие, Он возмутился духом и сказал о том, что один из апостолов предаст Его. Это возмущение духа не было озлоблением или гневом, а великой скорбью и досадой, особенно после того, как Он дал ученикам всего Себя.

Но  даже это не воздействовало на окаменелое сердце и маловерие апостола Иуды – святое причастие оказалось  для него в осуждение.

В молитвах перед святым причащением  мы читаем: «Се приступаю к божественному причащению. Содетелю, да не опалиши мя приобщением: огнь бо еси недостойная попаляя. Но убо очисти мя от всякия скверны». Причастие – огонь, который может либо согреть, либо сжечь. На литургии, перед тем как священник сам причащается или причащает верующих, он произносит слова: «Да не в суд или во осуждение будет мне причащение святых Твоих таин, Господи, но во исцеление души и тела». На литургии мы не молимся о всяком и как угодно приходящем на богослужение, а «о святем храме сем, и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в онь».

На  Тайной вечери оказался один, который  не имел ни этой веры, ни страха Божия. Наверное, у каждого священника бывают случаи, когда уже причастив какого-то человека, на душе остается тяжелое чувство, некое возмущение духа, подобное тому, что испытал Господь.

Кстати, апостол Иуда был единственным из учеников Христовых, который причастившись, ушел с Тайной вечери до ее окончания. Приснопамятный протоиерей Серафим Слободской, автор известной книги «Закон Божий», неоднократно призывал своих прихожан не покидать Божественной литургии до ее окончания, уподобляясь тем самым Иуде.

Был же и спор между  ними, кто из них  должен почитаться большим (Лк. 22, 24).

На  Тайной вечере, на первой христианской литургии, среди учеников Господних не было полного согласия между собой даже после причащения святых Христовых Таин. Такова природа падшего человека, такова и жизнь в Церкви воинствующей: все мы, ее члены, несовершенны, слабы, горды, мелки, маловеры и прикованы к земному. Да не смущаются наши сердца, когда мы порой видим в церковной жизни недостатки, человеческие слабости. Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский Чудотворец об этом говорил: «Пока не окончится земная жизнь человека, до самого исхода души из тела продолжается в нем борьба между грехом и правдой. Какого бы высокого, духовного и нравственного состояния кто ни достиг, возможно для него постепенное или же стремительное глубокое падение в бездну греха. Посему необходимо для каждого причащение святых Тела и Крови Христовых, укрепляющее наше общение с Ним и орошающее живительными струями благодати Святого Духа, текущими по Телу Церкви».

Кто из вас больше, будь как меньший, и  начальствующий, как  служащий… А Я  посреди вас, как  служащий (Лк. 22, 26).

На  Тайной вечере Господь учит, наставляет и направляет Своих учеников. Можно сказать, что эти слова Христовы – первая проповедь, произнесенная на Божественной литургии, – проповедь, произнесенная Тем, кто установил Таинство причащения. Спаситель указывает апостолам основополагающие принципы богослужебной и церковной жизни:

1.За богослужением  Сам Господь Иисус Христос  посреди нас, как служащий. Службы совершаются священнослужителями, которые являются лишь «орудием» Божиим, Его «руками»; они призваны все делать в присутствии Самого Христа. В напоминание этого архиереи, священники и диаконы в обязательном порядке носят поручи при совершении как литургии, так и всех таинств церковных. Ношение поручей также обозначает отсечение священнослужителем своей воли в пользу воли Божией.

2.И богослужение, и церковная жизнь должны проходить в духе смирения Христова: начальствующие и «большие» призваны быть как меньшие, как служащие.

И воспевши пошли на гору Елеонскую (Мк. 14, 26).

По  окончании Тайной вечери Господь вместе с учениками покидает сионскую горницу. Если наша сегодняшняя литургия Великого четвертка есть продолжение той первой Тайной вечери, то и через последующие богослужения Страстной седмицы – службы Великого пятка и Великой субботы, мы с вами в такой же мере реально находимся со Христом в Гефсиманском саду, на Голгофе и у Гроба, становимся подлинными участниками страстей, смерти и воскресения Господа нашего Иисуса Христа. По слову священномученика Серафима (Звездинского): «Хотя мы не принадлежим к числу тех блаженных, которые жили во времена пребывания Господа на земле, кои имели величайшее счастье видеть Его лицом к лицу, но, обладая драгоценнейшим даром, оставленным нам Господом [богослужение], мы почти так же счастливы, как и они. Как мать иногда ведет дитя за руку, иногда сидит около и наблюдает за ним, а иногда берет его в свои объятия, ласкает, лелеет и питает, так и Господь во всех службах церковных… как бы держит нас за руку, наблюдает за нами издали, а в Божественной литургии Он берет нас в Свои объятия, сажает с Собой и питает от Своей трапезы» (из книги «Хлеб Небесный – проповеди о Божественной литурии»).

Протоиерей  Петр ПЕРЕКРЕСТОВ

Сан-Франциско 2011 г.

Scroll To Top