Цитата недели

Иеромонах Иоанн (Меландер)

Друг друга тяготы носите…

Во вторник перед Благовещением 1989 г. скончался иеромонах  Иоанн (Меландер), духовник Ильинского Скита на Афоне. Не  было никаких признаков болезни. Накануне о. Иоанн был в церкви и работал как всегда, а на следующий день нашли его скончавшимся на своей кровати, в своей келлии, с руками сложенными крестообразно на груди, со спокойным выражением на лице, глаза закрыты уже вечным сном.

Пораженная братья скита позвала врача, который мог только подтвердить, что о. Иоанн скончался. Полицейские, которые привезли врача, помогли перенести тело усопшего, уже облаченное в свое монашеское одеяние, в храм.

Всю ночь читали Псалтирь до начала утреннего богослужения и потом до начала часов. Утром, когда стало светло, двое из братии выкопали могилу. После часов и литургии Преждеосвященных Даров, братья, во главе с настоятелем о. архимандритом Серафимом, совершила монашеское отпевание и предали останки земле – по афонскому обычаю, без гроба – это придаст особую силу тем выражениям в службе, которые так живо описывают тление человеческого тела, когда душа отходит. С тех пор над его могилкой теплится лампадка у ног простого, белого креста.

Новопреставленный о. Иоанн родился в Смоленске в начале Второй мировой войны и еще младенцем был вывезен заграницу своими родителями. Прожив несколько лет в Германии, вся семья переехала в С.Ш.А. и поселилась в г. Нью-Йорке. Когда ему было 16 лет, он поселился в Свято-Троицком монастыре в Джорданвиле, где он учился в семинарии и поступил в монастырскую братию. В 1964 г. он был пострижен в мантию с именем св. Иоанна Кронштадтского, который тогда только что был причислен к лику святых.

Уже в сане иеродиакона о. Иоанн был назначен в Ильинский Скит в 1972 г. и, за исключением двух поездок в С.Ш.А., провел остальные свои дни тут. Он застал еще в живых престарелого настоятеля скита архимандрита Николая, который скончался потом на первый день Пасхи. Это был последний из старых братии дореволюционной России.

С о. Серафимом и другими лицами, которые составляли братство скита, о. Иоанн трудился в этой святой обители. Он пел и читал на клиросе; он был большим любителем церковного пения и обладал тончайшим слухом. Будучи архидиаконом Свято-Троицкого монастыря он умилял и направлял к молитве молящихся в храме своим мелодичным голосом и благоговейным служением. Одно время он преподавал пение в семинарии. В скиту он отыскал и обработал некоторые древние распевы, которые вошли в обиход скитского клироса.

В 1979 г. о. Иоанн вернулся в Свято-Троицкий монастырь для рукоположения в иеромонаха. Скоро после своего возвращения в скит, он был назначен его духовником. Его духовное окормление не ограничивалось скитской братией; к нему обращались и некоторые монахи-славяне, проживающие в пустынных местах Святой Горы. Как духовник о. Иоанн был очень сдержан в словах и давал очень простые и краткие наставления. Зато эти наставления легко запоминались.

Много волнений и горести пришлось о. Иоанну пережить на Афоне, где враг спасения возбуждает людские слабости и страсти для своих недобрых целей, но терпением, смирением и молитвой он все перенес и помог другим перенести скорби современного иноческого жития. Ясно сознавая, что в наше время нет среди нас духоносных старцев, о. Иоанн скромно поддерживал духовное чтение и совершение Иисусовой молитвы в духовной жизни и часто подчеркивал необходимость причащения Святых Христовых Тайн.

У о. Иоанна были золотые руки. Он любил чинить и поправлять все — большие часы на скитской колокольне, порванную рясу одного из братии, водопроводные трубы, разбитое окно – везде в больших зданиях скита видны следы его неустанных трудов и изобретательных рук.

В характере о. Иоанна была замечательная черта — искреннее желание помочь или утешить своего ближнего. Сколько его не тревожили разными просьбами, никому он не отказывал. Эта самоотверженность и доброта заставляли почти всех, кто имел возможность познакомится с ним, искренно его любить и уважать. Эти добродетели составляют очень большой подвиг – однако скромность и простота о. Иоанна делали это все как-то незаметным.

Несение череды – и часто вне очереди – служения в алтаре, несение креста духовничества, постоянные труды по обители, помощь и поддержка всем, с которыми он встречался – вот те черты подвига о. Иоанна, которые мы замечали. А скрыто от наших взоров шла его внутренняя борьба с помыслами и страстями и его молитвенные вопли к Богу.

Иеромонах Иоанн сподобился закончить свое земное странствование в своей келлии, в своей обители на Афоне. Божия Матерь обещала еще в древние времена заступиться Сама за таковых на Страшном Суде. Это великое утешение для о. Иоанна. Но для нас, оставшихся еще в этой изменчивой, временной жизни, его совершенно внезапная кончина служит отрезвляющим уроком: никто из нас не ведает ни дня, ни часа, когда Господь нас призовет к Себе. Где и в каком состоянии Он нас застанет?

Осталось пустое место в нашей среде – там, где раньше было столько тепла и доброты. Как бы нам не терять этот добрый дух нашего о. Иоанна, как бы нам удержать хоть частичку в себе. Господи помоги! Просим всех поминать нашего дорогого собрата и отца в своих молитвах. Просим и нас не забывать.

В скиту теперь [1989 г.] живет маленькое братство – настоятель, два монаха и один послушник, который прибыл в скит из Австралии в самый день кончины о. Иоанна.

Для нас, о. Иоанн служил живым, назидательным и привлекательным примером слов св. апостола Павла, которыми мы озаглавили этот некролог: друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов (Гал. 6. 2) Поэтому с особой силой прозвучали заключительные слова иноческого отпевания:

Духовнии мои братие и спостницы, не забудите мене егда молитеся: но зряще мой гроб, поминайте мою любовь, и молите Христа, да учинит дух мой с праведными.

Собрат Ильинского Скита
Святая Гора Афон

Русский пастырь №3, 1989

Scroll To Top