Цитата недели

Свеча

Свечи во всех православных церквах появились от первых веков христианства. Евсевий Кесарийский свидетельствует, что во время пасхального бдения такое количество свечей возжигалось верными, что сама ночь становилась днем. Были такие высокие свечи, что своему размеру были похожи скорее на настоящие колонны. Блаженный Иероним (342-420), отвечая на упреки раскольника Вигилантия, который упрекал православных за то, что они возжигают свечи в своих храмах даже днем, говорит, что «во всех восточных церквах во время чтения Евангелия, зажигают светильник не только для света и разгнания ночного мрака, но в знак выявления своей радости…».

Через века прошла тихо и скромно православная свеча и так же как тогда, так и теперь имеет свое глубокое значение и неотъемлема от нашего православного богослужения и всего нашего благочестия. Кроме той малой жертвы-гроша, который приносит христианин в свой храм и из которого складываются реальная помощь дому Божию, возжигая свечу православный христианин как-бы более тесно связывает себя с храмом и самим богослужением, принимая в нем больше участия и согревая через этот видимый свет невидимо свою душу. Надо понять, что бессмертная душа наша живет в смертном теле и не может бессмертная душа быть безразличной к благочестивым делам своего тела, своего дома, своего телесного храма. На этом законе связанности души с телом, главным образом, и основано все наше внешнее благочестие. Кланяется тело – с телом кланяется и смиряется наша душа. Мы люди и нам необходимо видеть, осязать, обонять, слышать. И в церкви свеча светит божественным светом, колокольный звон освящает воздух, ладан напоминает нам о благоухании молитвы, а из каждой святой иконы на нас смотрит таинственно Сам Спаситель, Божия Матерь, святые угодники Божии и мы смотрим на их святые лики и встречаются здесь взорами два мира – насельники Царствия Божия и мы, грешные. И не можем мы выдержать их смиренного и всепроникающего взора, с любовью укоряющего нас, кроткого и острого, глубокого и полного света и неземной мудрости, и опускаем мы свои очи с чувством глубокого покаяния и сокрушения.

Благочестивые православные люди целый год сохраняют свечу Страстей Господних: ею они благословляют свои дома начертанием креста над дверью и ее же они зажигают в тяжелые минуты своей жизни. В пасхальную ночь, свечи в руках верующих преображают их лица, превращая их в живые лики икон, на которых играет Божия благодать.

Но свеча имеет еще одно глубокое значение. Горящая свеча изображает всю жизнь верующего человека, от его рождения и до самой смерти и представляется она, как внутренний огонь любви и ревности по Боге. Христианин должен как свеча гореть перед Богом и в конце концов, этим божественным огнем постепенно сжечь свое естество, положив этим предел своей жизни на земле. Смерть грешника и смерть праведника может быть представлена следующим неким мнимым диалогом между телом и душой. В смерти грешника тело первое начинает разговор: «Друг мой, душа моя, я больше не могу тебя укрыть в своем доме. Крыша вся в дырах, течет повсюду, стены расшатаны, пол прогнил. Целый корабль не вместил бы того количества хлеба, что мы за всю нашу жизнь съели, а сколько быков мяса, сколько неводов рыбы, не говоря уже о бочках вина, воды, всяких сладостей и прочего, которые все прошли через нашу утробу. Если бы не божественная сила, чудесно всегда обновляющая мой организм, то и десяти лет мне не прожить: все это месиво меня бы просто протерло только одним своим количеством».

С великой горечью слушала душа эти ужасные слова и вся объятая страхом и в трепете она все-таки пыталась ухватиться за косяки, за балки и своими же напрасными усилиями еще больше расшатывала свой дома, и наконец, с воплем и стоном в корчах покинула его и отошла в вечность.

Совсем иначе выглядела смерть праведника: тут душа как госпожа, первая держала речь и как бы говорила, обращаясь к своему телу: «Друг мой, спутник мой, пора нам расставаться. Я сожгла тебя, бедная моя храмина. Ты изнемогала от воздержания, от бдения, но не столько тебя сокрушила это скудность, потому что ты, плоть моя, весьма вынослива и терпелива, сколько испепелил тебя огненный Дух Божий, ревности и любви, проникающий тебя до мозга костей. Но не печалься, я тебя покидаю до времени, до общего воскресения, ибо Господь нас снова соединит, восставив тебя из праха и тогда ты будешь, как я, бессмертная».

Так прощалась душа со своим телом и вышла легко и радостно, а мощи ее были преданы земле.

Так и от малой вещи, от горящей свечечки, можем мы поучаться в храме Божием.

Митрополит ВИТАЛИЙ (Устинов)
Благовестник, №7/1986 г., Сан-Франциско

Scroll To Top