Цитата недели

Наша смена

Я не задержу долго вашего внимания моим докладом, т. к. вопрос о нашей смене, есть наболевший вопрос для каждого русского человека. Каждый пастырь, каждый руководитель общественной жизни давно думает об этом, и для себя как-то уже разрешил этот вопрос и может быть не согласен с мнением другого.

Я хочу только поделиться с вами моим маленьким опытом работы с молодежью в Европе. Хочу указать на те, по моему мнению, основные вехи, по которым должна развиваться эта работа.

Для того чтобы русская молодежь, родившаяся и растущая заграницей нашей Родины была нашей сменой, мы должны что то делать. Это понимают все. Но на вопрос что надо делать, как надо подойти к молодежи, как заслужить ее доверие, как и чем заинтересовать ее, не все знают что ответить. Часто, несмотря на добрые желания воспитателей, молодежь отходит от них, прерывается связь, возникает недоверие, получаются «отцы и дети». Воспитатели и руководители, не замечая, может быть, обственных ошибок, начинают в таких случаях обвинять во всем молодежь, последняя, защищаясь, обвиняет старших, и происходит разрыв. Вот почему старшее поколение часто бывает неуверенно в смене, неуверенно в тех, в руки которых, волей или неволей, придется передать свои знамена.

По моему убеждению, мы не только можем иметь надежную смену, но она будет в некоторых отношениях лучше нас. Для этого есть данные, но с нашей стороны должно быть понимание положения и известные усилия. Мы прежде всего обязаны помнить три условия, на которых должны базироваться наши отношения с молодежью.

ВО-ПЕРВЫХ МОЛОДЕЖЬ ВСЕГДА ЖИЗНЕУСТРЕМЛЕННА

Жизнь манит своей неизведанной прелестью, своей необъятной таинственностью, своей непосредственностью. Молодой чувствует эту жизнь в самом себе, чутко прислушиваясь к ней. Развиваются духовные силы, влекущие юное сердце к Богу и Правде Его. Сама молитва льется из молодой души, жаждущей иного Мира. Хочется видеть отображение этого Мира вокруг себя, хочется жить Правдой Божьей тут на земле. Развиваются чувства души, сколько нового неизведанного в них, манящего и волнующего. Жизнью напрягается тело: «силушка по жилушкам, так живчиком и переливается». Энергия бьет ключом. Хочется работать, творить, не может молодость усидеть на месте. Отсюда динамизм молодости, желание тягу найти, чтобы всю землю перевернуть. Отсюда и самонадеянность молодости. Жизнь влечет, все в ней кажется прекрасным, желанным, так много хорошего и только хорошего ждут юноши и девушки от жизни.

В этом кроется страшная опасность увлечься не тем, чем надо, принять зло за добро, пожелать грех, как нечто заманчивое и прекрасное, протянуть руку к древу познания добра и зла. Влечете к жизни, при отсутствии опытности, бывает безрассудным, как безрассудно влечет бабочку к свету. И как многие юноши и девушки опаляют крылья своей юности и чистоты и слишком рано начинают пить из чаши горести и разочарования.

Конечно, все это не может не волновать родителей и воспитателей. Но могут ли они, для того, чтобы предостеречь молодежь от увлеченья на жизненном пути, говорить главным образом об отрицательных сторонах жизни, изображать ее мрачными и темными красками. Отрицать красоту жизни, законность развлечений для юных, видеть всюду зло и торжество его. Конечно нет.

Нет, прежде всего, потому, что молодежь просто не поверит и не может поверить, такова ее сущность. Она стремится к жизни и отрицать прелести последней для молодежи противоестественно. Жажда жизни не совместима с проповедью смерти, она говорит о другом, о том, что в жизни есть много прекрасного.

Пастырь — воспитатель непонимающий этого просто потеряет доверие воспитанников, потеряет общий язык с ними. Произойдет первый разрыв его с молодежью и разрыв трудно поправимый, что прежде всего пагубно отразится на дел воспитания.

Безусловно, надо говорить о добре и зле, о грехе, который так больно ранить молодую душу, чувствующую уже разлад в том, что не то делаю, что хочу, а что не хочу, то делаю. Но надо говорить больше о добром, светлом, что ближе молодой неиспорченной душе, чем зло; убежденно говорить о победе добра над злом, света над тьмою. Таким оптимизмом дышит все Христианство: «аще бо паки возможете паки побеждены будете, яко с нами Бог». Так говорим мы врагам нашего спасения, словами церковной песни. Только верою в победу, призывом к борьбе, можно увлечь молодежь, которая жаждет приложения своим молодым силам самоуверенно и настойчиво. Так как всякая, а тем более русская.

МОЛОДЕЖЬ САМОУВЕРЕННА, САМОСТОЯТЕЛЬНА

Это вторая особенность молодежи, с которой воспитатель обязан считаться. Большинство юношей и девушек начинают так свою жизнь, как будто бы до них не жили уже миллионы людей, пренебрегая опытом предшествовавших поколений. Они сами хотят во всем убедиться, все попробовать, все ощупать собственными руками.

Это очевидно неблагоразумно и самонадеянно, но свойственно молодости и обвинять ее в этом мы не можем. На эту черту указал великий Достоевский, сказавши, что если русскому мальчику дать карту звездного неба, которую он до сих пор никогда не видел, то первое, что он сделает, — возьмет карандаш и внесет поправки. Подобно Апостолу Фоме, молодость говорит: пока не попробую собственными руками, — не поверю. А Фомино неверие было одобрено Христом Спасителем.

И в наше время, как никогда может быть, каждый родитель, воспитатель и пастырь должен считаться с этим свойством молодости и отнюдь не порицать ее за это. Это свойство может быть неудобно для воспитания, может быть, осложняет его, может быть воспитателю некогда возиться с подобным явлением, которое отчасти ущемляет его самолюбие недоверием воспитанников к его авторитету, это дело другое. Но пренебречь им значить пренебречь всем воспитанием.

Необходимо дать молодежи известную свободу, хотя это и опасно: пусть сами думают, пусть сами ищут, разве мы тоже не прошли через это? Надо выслушивать терпеливо и с вниманием, может быть самые невозможные, «еретические» мысли и отечески радоваться всей этой ерунде, ибо она свидетельствует о какой то работе в голове молодого, дает надежду, что эта работа, после откровенного разговора с пастырем, приведет к правильному решению многих волнующих вопросов.

И так оно и будет, если воспитатель будет с любовью, незаметно для юного направлять эту работу мысли, направлять поведете воспитанника.

Если воспитанник будет непосредственно и радостно прибегать к воспитателю или пастырю и делиться с ним своими переживаниями, мыслями, делиться с ним не только тем, как победил он с помощью Божьей какой-ниыбудь соблазн, как радостно ему было помочь больному и нуждающемуся, как интересна была прочитанная книга, но даже тем, как весело ему было танцевать на последнем балу, как понравилась ему девушка, которую он недавно встретил. Если пастырь будет все это выслушивать с любовью к молодому существу, если будет поддерживаться такая непосредственная связь между ним и молодым человеком или девушкой, если они будут знать, что пастырю можно сказать все, то за благополучный исход воспитания можно не бояться. В самый трудный момент своего молодого бытия юноша и девушка будут знать куда бежать, где искать моральную поддержку, понимание и если нужно прощение.

Ведь дети бегут делиться с родителями или воспитателями всем, что так или иначе произвело на их маленький мозг, какое то впечатление. Но не всегда занятые родители этому радуются, не всегда уделяют внимание детскому лепету и в этом большая ошибка. Не имея возможности делиться с родителями, дети ищут других слушателей и постепенно отходить от родителей. Об этом родители жалеют, когда бывает уже поздно исправить случившееся. Родители жалеют, а детям грозить страшная опасность, если попадут они под дурное влияние.

Еще большая опасность грозить молодым, если такой разрыв происходить с пастырем — отцом духовным. Страшно оттолкнуть от себя молодое неопытное существо, оттолкнуть непониманием его стремление и безразличием к его интересам.

Пастырь не может давить молодежь своим безусловным авторитетом, не должен быть только оракулом, вещающим истину, нетерпящим возражения, обличающим моралистом.

Если он будет таким, то произойдет у него окончательный разрыв с молодою паствой, который ничем не поправишь.

И вот тут то мы подходим к третьему и последнему условию нашего влияния на молодежь, к той простой истине, что на молодежь можно влиять только любовью. Одна строгость и логика ничего сделать не могут. Молодежь жаждет любви, как расцветающий цветок жаждет тепла и света. За тем, кого любить — молодежь пойдет слепо и безоговорочно. Она чутко готова ответит любовью на лю¬бовь к ней пастыря или воспитателя.

МОЛОДЕЖЬ ЛЮВИПОДАТЛИВА

Пастырь должен любить молодежь. Любить не только хороших и чистых, но и заблудших и павших. Любить не только единомышленных, но и протестующих. Любить не только в добродетели, но и во грехе. Любить, сострадая каждому несчастному юному грешнику. Ничто так не уподобляет пастыря Самому Пастыреначальнику Христу Спасителю, как эта сострадательная любовь, заставляющая любить грешника больше чем праведника. На все готов любящий пастырь ради любимого, готов душу свою положить за юные други своя. Любовь пастыря есть лекарство для души молодого грешника, есть сила возрождающая, поднимаю¬щая и исправляющая.

Этот идеал не только проповедовал, но и осуществил в своей жизни великий Авва Блаженнейший Митрополит Антоний — мудрый основатель нашей Русской Зарубежной Церкви. Он был всю жизнь окружен молодежью, в которой видел так много хорошего, светлого, радостного, которую любил своим чистым сердцем. Как многих подвиг он на подвиг монашества, священства, служения Родине, как многие у ног великого Аввы обрели истину, прощение грехов и правильный путь жизни.

Но скажут, то был Митрополит Антоний, а откуда нам взять эту любовь к молодежи, которую может быть не чувствуем в своем сердце? Так могут сказать светские воспитатели и руководители, но не священники-пастыри, которые дар сострадательной любви получают в благодати священства. Нам пастырям больше дано, с нас больше спросится.

Таким образом мы подошли к моменту, когда отношения между пастырем и юным пасомым переходят в тайну исповеди, когда на молодую душу непосредственно действует Благодать Божья — через пастыря Церкви. Считаясь с тем, что молодежь жизнеустремленна, самостоятельна и любвиподатлива, любящий пастырь умело подводить ее к Церкви и приобщает Благодати Божьей. Невозможное человеку становится возможным Богу. И как стремится все молодое подсознательно к благодатному источнику Жизни — Церкви! Ведь тут ее легче всего воспитывать.

Не будет преувеличением если я скажу, что в Европе в большинстве своем молодежь живет жизнью Церкви. Она принимает активное участие в церковных службах, поет и читает на клиросе, прислуживает в алтаре, присутствует на богослужениях и в этом отношении более ревностна, чем старшее поколение. Хоры церковные держатся главным образом на молодежи. Чтение ведется юношами и девушками, часто не говорящими даже по-русски, иногда и нерусскими, но православными.

Это уже наша смена, в которой мы можем не сомневаться.

Неискренность, ложь и гнет католичества, пустота и сухость протестантизма и всех его сект, сами отталкивают от себя русскую молодежь. Учащиеся и учившиеся в инославных пансионах, приобретают на всю жизнь иммунитет против ложного христианства. Случаи перехода в другие религии весьма редки.

Школы в Европе, даже во Франции, поставлены хорошо и вполне прилично воспитывают молодежь. Для наших детей лучшими школами являются правительственные, гражданские, так как католические и протестантские всегда пытаются обратить в свою веру.

Советская пропаганда на нашу молодежь не имеет успеха. В этой области опасности нет никакой.

В отношении чрезмерных увеселений надо сказать, что молодежь живет скромно, много и в большинстве случаев прекрасно учится и честно трудится. Веселятся больше молодежи, к сожалению, их родители, на которых повлиять гораздо труднее, чем на детей. Вот почему можно думать, что наша смена будет лучше нас самих.

В большинстве своем русская молодежь в Европе представляет из себя прекрасный материал, из которого, потрудившись, мы можем приготовить себе смену.

Но надо что-то делать, надо работать, надо понимать молодежь. Ведь мы имеем дело не с мертвым материалом, а с живым, одушевленным, беспокойным, обладающим своими особенностями, стремлением к жизни, желаем самостоятельности и готовностью подчиниться любви пастыря и если строители считаются с особенностями мертвого материала, то как же нам не считаться со свойствами живого материала. «Каждый смотри как строить», — сказал Апостол Павел (I Кор. 3, 10).

Родители, пастыри, воспитатели! Наша смена зависит от нас самих.

+ Архиепископ Женевский и Западно-Европейский АНТОНИЙ (Бартошевич)
Доклад на церковно-народном собрании в Нью-Йорке, ноябрь 1959 г.
Русский пастырь №10, 1991 г.

term papersresearch paper writerresearch paper writing helpessays writerterm papers
Scroll To Top
essay writing english essay writer essay re writer instant essay writer college essay writer academic essay writer writer essay